• Главная
  • Экономическая интеграция Южной и Центральной Азии приведет к стабильности в Центральной Евразии - эксперт

Экономическая интеграция Южной и Центральной Азии приведет к стабильности в Центральной Евразии - эксперт

19 июля, 2021 12:43

Казахстан принял участие в международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности», которая проходила в городе Ташкент (Узбекистан) 15-16 июля т.г. Своим мнением об итогах конференции для Центральноазиатского региона и Казахстана в целом поделилась президент «Международного центра геополитического прогнозирования «Восток-Запад», директор Ассоциации политических исследований города Нур-Султан Карлыгаш Нугманова в интервью корреспонденту Strategy2050.kz.


- Почему Южно-Азиатскому региону необходимо сотрудничество с Центральной Азией?

- Одним из краеугольных вопросов политики в Южной Азии является формирование транспортных коридоров на внешние рынки, включая страны Евразийского континента. Наиболее активными игроками на данном треке являются Пакистан, Китай и Индия. Китай настойчиво продвигает создание транспортного коридора из КНР в пакистанский порт Гвадар (China-Pakistan Economic Corridor, CPEC). Пекин стремится решить сразу несколько задач: создать короткий путь для своего экспорта на Запад, обеспечить надежный, независящий от США, маршрут транспортировки ближневосточных углеводородов в Китай и способствовать развитию своих западных территорий. Для Пакистана развитие порта Гвадар может стать отправной точкой направления своих товаров в Евразийском направлении. Индия, недовольная таким взаимодействием Исламабада и Пекина, особенно с учетом того, что часть этого маршрута пролегает по спорной территории Кашмира, активизировала свое участие в транспортном коридоре «Север-Юг» через иранские порты Бандер-Аббас и Чабахар в Евразийском направлении. Кроме того, данный маршрут может быть использован при доставке грузов из Бангладеш и Шри-Ланки.

В настоящее время основным используемым портом остается иранский Бандер-Аббас, что географически, технически и политически ограничивает доставку грузов из Индии в Иран. Бандер-Аббас — порт мелководный, кроме того он подпадает под санкции США. Другой иранский порт Чабахар не подпадает под санкции США, которые рассматривают его в качестве основного базового узла поставок грузов в Афганистан, что важно для Индии, являющейся главным спонсором инфраструктурного развития Чабахарского глубоководного порта.

Активная вовлеченность Индии в данный инфраструктурный проект позволяет ей получить практически прямой доступ к природным ресурсам и рынкам товаров Афганистана и Центральной Азии, а также поставкам товаров на евразийские рынки по маршруту «Север-Юг», включая его восточную ветку через территорию Казахстана.

На сегодняшний день, коридор «Север-Юг» является наиболее перспективным для доставки грузов из Южной Азии в страны Евразии и Казахстан. Вместе с тем, для его полноценного запуска необходимо решение ряда логистических, инфраструктурных и политических вопросов.

Попытка региональной кооперации в рамках взаимодействия стран Южной и Центральной Азии – это рациональный шанс защиты от экономических, политических и идеологических влияний, как со стороны региональных, так и глобальных модераторов мироустройства. В случае реализации на практике путем распространения на другие страны Центральной Азии и с увеличением оборотов с точки зрения объема транзитной торговли, польза будет существенной как для Пакистана, так и для Центральной Азии. Если эта транзитная торговля будет развиваться в более широких масштабах, также увеличит экономические интересы соседних стран в мире и стабильности в Афганистане.

Но вместе с этим с точки зрения безопасности эта кооперация будет скорее концептуальной проверкой. Новая трансафганская магистраль должна обеспечить выход к пакистанским морским портам – «Карачи», «Касем» и «Гвадар», связать Южноазиатскую железнодорожную систему с Центральноазиатской и Евразийской железнодорожными системами. Предполагается, что она будет способствовать повышению транзитного потенциала Центральной Азии, привлечению значительных потоков грузов, а также возродит историческую роль региона в качестве моста, связывающего Европу и Азию кратчайшим сухопутным маршрутом.

На сегодня концепция «Большой Игры» (Great Game) устарела, и в ближайшей перспективе страны Центральной Азии должны придерживаться философии «Большой выгоды» (Great Gain) для всех. Надо полагать, что Центральная Азия, вышедшая недавно из тени мировой политики, сегодня превращается в один из брендов и становится трендом дискуссионных площадок международных экспертных заседаний.  

- Какими вы видите внешнеполитические факторы воздействия основных центров силы на региональное сотрудничество стран Южной и Центральной Азии?

- Существуют различные потенциальные угрозы, ожидающие страны Центральной Азии. В мире растет число международных игроков, идет интернационализация средств различных групп, весь мир ощущает на себе давление глобализации – возникают возможности для более быстрого перемещения людей, информации, денег. Страны Запада пытаются сдерживать не только российское влияние, но и китайское присутствие в Центральной Азии. На странах ЦА самым серьезным образом сказывается конфликт «великих держав» (Китай, Россия, США и страны ЕС), что вынуждает проводить многовекторную внешнюю политику, требующую изрядного мастерства.

Сейчас народы Центральной Азии снова стоят перед судьбоносными вызовами. Вновь требуют ответа базовые вопросы – как обеспечить внешнюю безопасность и политическую стабильность? Все эти внешние субъекты, участвующие в Центральноазиатской геополитике имеют как свои собственные, так и совпадающие интересы в регионе.

В условиях, продолжающейся нестабильности в Афганистане (стремительное продвижение талибов (запрещенная в Казахстане организация) на север страны с захватом уездных центров в приграничных с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном районах, формирование постоянного потока беженцев, отступление групп афганских военных на территорию соседних государств) не снимает с повестки дня и вопросы, касающиеся защиты границ Центральной Азии.

Еще одним фактором внешних угроз для безопасности стран Центральной Азии является основание, что международные структуры, в которые они вовлечены, не формируют полноценных режимов безопасности и, соответственно, не дают эффективных гарантий защищенности.

Как бы то ни было, в настоящий момент мы наблюдаем изменение постсоветской «патерналистской» геостратегии России, когда она считала себя ответственной за судьбу Центральной Азии. Поэтому полагаю, что будущее нашего региона в наших собственных руках. Наши элиты должны четко осознавать, что «заграница нам не поможет» и что при любой конфигурации нужно рассчитывать только на самих себя. У нас есть единственный путь - это укрепление функциональной мощи наших независимых государств.

- Что необходимо для интенсификации сотрудничества двух регионов на данном этапе?

- Прежде всего, геополитические реалии на пути интенсификации взаимодействия стран Центральной и Южной Азии требуют поиска ассиметричных решений и разработки нового эффективного механизма сотрудничества. Принимая во внимание вышеуказанные риски, поиск таких решений должен иметь в своей основе серьезную научно-методологическую и аналитическую базу.

Исходя из изложенного, научно-экспертному сообществу стран Центральной и Южной Азии предстоит проработка вопросов политики Индии, Пакистана и других стран Южной Азии по созданию новых и использованию имеющихся транспортных коридоров в Центральную Азию и страны Евразийского пространства. Впредь экспертам предстоят такие задачи исследования как:

1) изучение политики Индии и Пакистана по использованию и развитию транспортно-логистических коридоров в контексте существующих геополитических и региональных вызовов (с акцентом на евразийское направление);

2) анализ перспектив использования восточной ветки международного транспортного коридора «Север-Юг» Казахстан (Актау)-Туркменистан-Иран (Бандер-Аббас, Чабахар) и далее морским путем в Индию и Пакистан;

3) сравнительный анализ возможностей доставки грузов из стран Южной Азии по западной ветке «Север-Юг», казахстанскому маршруту, а также по югу Центральной Азии в соответствии с Душанбинским соглашением;

4) определение внешних партнеров Казахстана (Индия, Пакистан, Афганистан, Туркменистан, Иран, Россия, страны ЕС) для более широкого использования казахстанско-южно-азиатского маршрута и экспортной наполняемости грузовых перевозок. Внесение предложений по их взаимодействию, в том числе созданию совместной структуры по использованию маршрута;

5) анализ возможного переноса грузопотока на взятый Индией в аренду иранский порт Чабахар, который не подпадает под санкции США (взамен используемого в настоящее время порта Бандер-Аббас);

6) изучение фактора Афганистана в формировании транспортных коридоров в регионе;

7) оценка рисков для Казахстана по использованию морского и железнодорожного маршрутов доставки грузов в Казахстан из стран Южной Азии и в обратном направлении.

8) выработка рекомендаций для государственных органов Центральной и Южной Азии.

Стоит отметить, что целесообразность решения этих задач также соответствует стратегии Казахстана по развитию транспортно-логистической инфраструктуры страны, укреплению торгово-экономического сотрудничества со странами Южной Азии и, в первую очередь, с Индией и Пакистаном.

Ожидаемым результатом совместной исследовательской работы экспертов Центральной Азии должно стать комплексное и объективное изучение политики стран Южной Азии, в первую очередь Индии и Пакистана, по развитию новых транспортно-логистических маршрутов на Евразийском направлении. Исследование будет также нацелено на выработку практических рекомендаций, способствующих развитию транспортной и транзитной инфраструктуры РК, доступа к новым рынкам и увеличению взаимной торговли Казахстана с Афганистаном, Индией, Пакистаном и другими странами Южной Азии.

По итогам исследования будет сформирован перечень новых возможностей и потенциальных рисков для Центральной Азии, в связи с использованием транспортных коридоров со странами Южной Азии в области транспортного сотрудничества, а также внесены соответствующие предложения для государственных органов.

- Какие лично у вас ожидания от перспектив сотрудничества двух регионов?

- В целом, хотелось бы отметить, что сегодня на фоне геополитической турбулентности и стремительного развития событий на всей планете, Узбекистан провел международную презентацию нового формата взаимодействия стран Центральной и Южной Азии.

Благодаря прагматичной политике Узбекистана в отношении стран Центральной Азии мы становимся свидетелями возобновления региональных связей с Южной Азией. Вполне вероятно, что экономическая интеграция стран Южной и Центральной Азии приведет к процветанию и стабильности в Центральной Евразии. Этому свидетельство - история Шелкового пути, так как индийский субконтинент был одним из экзотических направлений для караванов из Центральной Азии. А в свое время Южная Азия внесла свой вклад в процветание евразийского региона. В древности Центральная Азия была связана с Южной Азией торговыми путями, с незапамятных времен люди и товары пересекают эти регионы. Общество, культура, религия, история, архитектура, экономика и политические системы Южной Азии отражались на Центральной Азии, и наоборот. В средние века торговля между Южной и Центральной Азией процветала. Возобновление региональной экономической интеграции даст импульс развитию торговли, коммерческого сектора, инвестиций, повышению экономической активности.   

- Спасибо за интервью!

Все новости