Инновации

Все инновации в будущем будут базироваться на биологии - эксперт

Технология «Криспер», с которой сегодня работают ученые, создаст мир, где внешность и здоровье ребенка можно будет заказать, а также победить смертельные болезни. Об этом и о многом другом рассказал основатель и директор Strategic Narrative Consulting (Нидерланды) Андрей Чахоян в эксклюзивном интервью ИА Strategy2050.kz.
Нур-Султан19 Декабря , 16:04

- Расскажите о мегатрендах в цифровых технологиях?

-. Каждые сто лет создается технология, которая трансформирует мир. И сейчас вместо того, чтобы придумать фундаментальные технологии судьбоносного характера, которые переворачивают все с ног на голову, мир увлечен изучением блокчейн, криптовалютой и т.д.  Для меня главный тренд - это рост технологий, и именно в развитии биологии. Искусственные эмбрионы, нейронные сети с воображением, анонимный интернет и другие немыслимые ранее вещи уже становятся реальностью. Также на Западе сейчас говорят о том, что мир меняется, в плане того, что много инноваций и идей приходит из Азии, этот мегатренд глобального масштаба, связан с геоэкономикой. Находясь в Казахстане, эта тенденция чувствуется больше, нежели в Нидерландах.

- Как в Нидерландах государство помогает стартаперам?

- Амстердам - один из пяти городов Европы, который борется за первенства в плане технологий стартапов. У нас стартапы полугосударственные, не напрямую спонсируемые государством, но и не полностью приватные, что-то по середине. Если говорить в рамках Европы, Голландия привлекательна тем, что уровень технологий там высокий, помогает знание английского и стратегическое расположение. Многие компании Силиконовой долины выбирают Амстердам. Амстердам - европейский хаб. В Голландии логика другая и подход другой. Необходимо создавать условия, в которых стартап может быть успешным, а Казахстан и Голландия на разных этапах этого пути.

- Какой, на ваш взгляд, потенциал у Казахстана стать инновационным хабом в Центральной Азии?

- Потенциал у Казахстана есть, главное иметь правильный подход. Ведь в странах, где есть много ресурсов существует такой феномен как сложность построения других секторов экономики. Если у вас есть такие природные ресурсы как, например, нефть, то по экономическим законам это мешает развитию всего остального. Но в Казахстане видно, что, несмотря на богатые ресурсы, есть правильное видение этого вопроса и правильно расставляется акцент, т.е. есть понимание, что над этим нужно работать. Мне очень понравились госпрограммы, например, «Цифровой Казахстан» и т.д.

- В Казахстане есть Астана хаб. Как вы считаете, сможет ли он стать Силиконовой долиной?

- У нас среди экспертов в Казахстане было обсуждение такого вопроса и мне понравилась мысль, что необязательно строить свою «Силиконовую долину» в Казахстане, а нужно концентрироваться на тех секторах экономики, в которых страна уже сильна. Например – логистика. Ее можно улучшить технологически и уже из этого создавать новый продукт. То же самое и с индустрией, и энергетикой. То есть инновации нужно вводить там, где уже что-то есть, а просто так, создать новую социальную сеть, к примеру, фейсбук, это не правильный подход. Надо выбирать и строить на том, что уже существует и искать свою нишу, а не делать какие-то абстрактные инновации, которые сейчас в тренде.   

- А как вы считаете, что ждет человечество в будущем?

- Мы сейчас много говорим о блокчейн, мало говорим про биологию и это зря, потому что следующие фундаментальные вещи всего будут базироваться именно на этом. Существует удивительная технология «Crispr» («clustered regularly interspaced short palindromic repeats» (короткие палиндромные кластерные повторы, «криспер»). Эта технология позволяет делать невероятные вещи: с помощью нажатия нескольких клавиш меняется генетический код.  А генетический код одного человека - это 80 метров книги, в которой по четыре буквы подряд меняются. База данных растет экспоненциально, все больше и больше этих кодов существует, все больше из этого можно почерпнуть, совместив его с «криспером», разрешить какие-то вещи. Самое обсуждаемое, это то, что с помощью «криспер» можно будет убрать все генетические недостатки у эмбриона человека и, что еще более удивительно, кое-что добавить. Тут, впрочем, возникают этические проблемы: в большинстве развитых стран подобное вмешательство запрещено. Если это можно будет сделать, то назревает вопрос: «не будет ли это нашей обязанностью обществу это делать?». Также вопрос: какими будут новые инновации, будем ли мы ходить к доктору, каковы будут генетический анализ и генетическая модификация человека и как это поменяет мир. Когда мы говорим про технологии, все почему-то сосредоточены на существующих вот этих дебатах, Силиконовой долине, но вещи будут происходить вне стандартного понимания ИТ. Прогнозировать невозможно к чему мы придем, все прогнозы неправильные, потому что при каждой фундаментальной трансформации, мы не можем предугадать к чему это ведет.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о методе «криспер»?

- Суть метода «криспер» в том, что «кас-белки»-ножницы вырезают из испорченной ДНК кусок «неправильного генетического кода». Вместо него можно поставить здоровую заплатку с определенными качествами. В первую очередь механизм «криспер» позволяет проводить широкий спектр исследований, крайне полезных для человечества. Например, изучать роль генов и их перестроек в возникновении и прогрессировании генетических болезней. Но это пока чистая наука, нас же интересует практическое применение. И оно уже есть. Уже созданы «криспер»-системы для улучшения свойств сельскохозяйственных растений, причем, редактируется не только устойчивость к вредителям и химикатам, но и вкус. А еще «криспер» потенциально позволяет лечить множество болезней. Это же исправление дефектных генов, которые вызывают генетические отклонения. Исследования, которые проводятся на культурах клеток и животных, показывают, что технология способна бороться с серповидной анемией, катарактой и так далее. Гигантская часть экспериментов посвящена борьбе с хроническими гепатитами и ВИЧ. Множество лабораторий работает над лекарством от различных дистрофий и болезней кроветворной системы, пытаются лечить синдром Дауна. К сожалению, похвастаться уже излеченными пациентами никто не может, но разработаны различные варианты терапии, которые уже работают — и вскоре дадут свои результаты.

- Спасибо за интервью!

Кайрат Жандыбаев




Яндекс.Метрика