Мультимедиа

МИР В 2050 году

Ускорение процесса изменения баланса экономических сил в мире: проблемы и возможности
В Казахстане06 Сентября , 10:10
  • Краткая информация
    • В марте 2006 года мы представляли отчет с прогнозами потенциального роста ВВП в 17 крупнейших странах мира в период до 2050 года. В марте 2008 года мы обновили эти прогнозы, а сегодня вслед за глобальным финансовым кризисом мы их снова пересматриваем, кроме того, в этот раз мы расширили прогноз и включили в него страны «Большой двадцатки», или G20.

      Нашим основным выводом является то, что глобальный финансовый кризис способствовал новой расстановке сил в мировой экономике: экономический рост перемещается в быстроразвивающиеся страны. Если оценивать ВВП на основе паритета покупательной способности («ППС»), который учитывает разницу в уровне цен в разных странах, к 2020 году крупнейшие страны с развивающейся рыночной экономикой (собирательно именуемые «быстроразвивающиеся страны большой семерки (E7)»), скорее всего, обгонят развитые страны «Большой семерки» (G7), и уже к этому моменту Китай может обогнать США. Согласно этим прогнозам, основанным на показателях ППС, к 2050 г. Индия также может обогнать США.

      Если же в своих прогнозах мы будем использовать показатель ВВП по рыночным обменным курсам («РОК»), который не учитывает разницу в уровне цен в разных странах, но является более точным с точки зрения отражения реальной хозяйственной деятельности, то придем к выводу о том, что мировой порядок будет меняться медленнее, но также неуклонно. По результатам этих прогнозов все равно уже до 2035 экономика Китая может обогнать экономику США, а до 2040 года страны E7 обгонят страны G7. Согласно прогнозам ВВП исходя из РОК, к 2050 году Индия несомненно станет третьей ведущей экономикой мира, намного опередив Японию и немного отстав от США.

      Во многих отношениях тот факт, что Китай и Индия - страны с самой высокой численностью населения вновь займут лидирующие позиции, является возвратом к исторической норме, существовавшей до Промышленной революции конца 18 и 19 веков, которая привела к перемещению экономической мощи в Западную Европу и США. Сейчас это временное смещение разворачивается в обратном направлении.

      Меняющийся мировой порядок означает, что перед компаниями тех стран, экономика которых в данный момент находится на высоком уровне, встанут новые проблемы, при этом они получат и новые возможности. С одной стороны, конкуренция со стороны международных компаний, работающих на рынках быстроразвивающихся стран, будет постепенно возрастать. Эти компании будут продвигаться вверх по цепочке создания стоимости в производственном секторе и стабильно расширяться в некоторых секторах сферы обслуживания, как, например, сектор финансовых услуг, принимая во внимание то, что банковский сектор больше пострадал от финансового кризиса на Западе.

      В то же время стремительный рост на рынках потребления в крупнейших быстроразвивающихся странах, связанный с быстрым ростом среднего класса, создаст прекрасные новые возможности для западных стран, которые могут упрочить свои позиции на этих рынках. Конкуренция на этих рынках будет очень высокой, поэтому это будет нелегко - потребуются долгосрочные инвестиции. Но без них западные компании будут плестись в хвосте исторического процесса, особенно если они продолжат концентрировать свое внимание на рынках Северной Америки и Западной Европы.

      Это не в меньшей степени относится к Великобритании, экспортные продажи которой в страны БРИК (включая Гонконг как часть Китая) составляют лишь около 7% от общего объема, что примерно равно ее текущему объему экспортных продаж в Ирландию. Если Великобритания хочет добиться трендового роста свыше примерно 2% в долгосрочной перспективе, она должна завоевывать быстроразвивающиеся рынки более активно, чем до настоящего момента.

  • 1. Введение
    • В марте 2006 года мы представили отчет с прогнозами потенциального роста ВВП в 17 крупнейших странах мира в период до 2050 года. В марте 2008 года мы обновили эти прогнозы, а сегодня вслед за глобальным финансовым кризисом мы их снова пересматриваем.

      В настоящем отчете мы обновляем прогнозы по ВВП стран «Большой двадцатки», а также Нигерии и Вьетнама. К их числу относятся развитые страны «Большой семерки» (США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия и Канада), а также другие развитые на сегодняшний день страны - Испания, Австралия и Южная Корея. К их числу также относится семерка крупнейших стран с развивающейся рыночной экономикой, собирательно именуемые «быстроразвивающиеся страны большой семерки» (E7) - Китай, Индия, Бразилия, Россия, Мексика, Индонезия и Турция, а также Южная Африка, Аргентина, Саудовская Аравия, Нигерия и Вьетнам. Наш анализ предполагал, что в его рамках будет рассмотрено будущее группы стран, включающей 20 крупнейших экономик мира, вплоть до середины этого столетия, принимая во внимание тот факт, что необходимо иметь ввиду значительную неопределенность любых подобных долгосрочных прогнозов.

      Отчет структурирован следующим образом:

      • В разделе 2 представлен наш методологический подход.

      • В разделе 3 представлены результаты нашего анализа по относительным размерам ВВП на основе рыночных обменных курсов («РОК») и паритета покупательной способности («ППС») в разных странах на настоящий момент и на 2050 год.

      • В разделе 4 представлены результаты нашего анализа по относительным темпам роста экономик в течение периода до 2050 года.

      • В разделе 5 сравниваются относительные размеры ВВП на душу населения на основании ППС в странах G7 и Е7.

      • В разделе 6 приводятся выводы и перечислены некоторые ключевые последствия для хозяйственной деятельности компаний.

  • 2. Наш подход
    • Мы начали анализ с изучения данных Всемирного банка по ВВП на основе паритета покупательной способности («ППС»1) и рыночных обменных курсов («РОК») за 2009 год. Мы взяли данные по всем странам G20, а также Вьетнаму и Нигерии. Две последние страны в настоящий момент не входят в число стран G20 по размерам ВВП, но они обладают большим потенциалом роста в долгосрочной перспективе.

      Мы используем данные Всемирного банка до 2009 года и составленный нами краткосрочный прогноз реального роста ВВП в период 2009-2014 гг., а также перспективные оценки долгосрочного трендового роста в период 2015-2050 гг.2. Данные перспективные оценки долгосрочного трендового роста основаны на той же модели, которая использовалась в наших отчетах «Мир в 2050 году» за 2006 и 2008 гг., в которых вы найдете ее более подробное описание. В настоящем отчете мы обновили данные3.

      Суть модели состоит в том, что долгосрочный трендовый рост обусловлен следующими ключевыми факторами:

      • Рост численности населения трудоспособного возраста (на основании данных последних прогнозов численности населения, подготовленных ООН).

      • Рост трудовых ресурсов, представленный в модели средним уровнем образования взрослого населения.

      • Увеличение физических объемов основных производственных фондов, обусловленное объемом капитальных вложений за вычетом амортизации.

      • Рост совокупной производительности факторов производства, обусловленный научно-техническим прогрессом и догоняющим развитием стран с низким доходом до уровня более богатых стран за счет использования их технологий и процессов.

      Перспективы роста почти по всем вышеприведенным показателям намного выше в быстроразвивающихся странах, чем в развитых странах-участницах ОЭСР, хотя следует отметить, что эти страны продолжат широко претворять в жизнь политики, способствующие экономическому росту. В этом отношении, прогноз представляет собой прогноз потенциального будущего ВВП, в случае если такие политики будут по-прежнему претворяться в жизнь, а не прогнозы того, что на самом деле произойдет, тем более что не все страны смогут продолжить претворение в жизнь таких политик.

      Конечно, наряду с этим существует множество других факторов неопределенности, связанных с данными долгосрочных прогнозов роста, поэтому большее внимание следует уделить представленным здесь общим тенденциям, а не точности данных, приведенных в оставшейся части настоящего отчета. Тем не менее, общий вывод о том, что центр экономической силы будет продолжать смещаться из развитых стран G7 в сторону развивающихся стран E7, должен быть устойчив к последствиям таких факторов неопределенности, при условии, что в будущем не произойдет каких-либо потрясений, катастрофических для общего процесса развития глобальной экономики.

      В качестве отправной точки настоящего анализа мы использовали последние опубликованные Всемирным банком данные по ВВП на основе ППС за 2009 год.

      В некоторых случаях, когда у нас отсутствовали данные краткосрочных прогнозов PwC по ВВП, мы использовали данные краткосрочных прогнозов МВФ или консенсус-прогнозов. Кроме того, в некоторых отдельных случаях, когда показатели краткосрочных прогнозов темпов роста сильно отличались от долгосрочных прогнозов темпов трендового роста в нашей модели, мы корректировали такие показатели, чтобы сгладить довольно резкий переход от краткосрочных к долгосрочным показателям темпов роста в период 2015-2019 гг.

      Вы можете скачать электронную копию вышедшего отчета из серии «Мир в 2050 году» на нашем сайте по следующему адресу: http://www.pwc.com/gx/en/world-2050/index.ihtml. С технической точки зрения мы провели оценку и составили прогноз потенциального ВВП каждой из стран согласно производственной функции Кобба-Дугласа с учетом трудовых ресурсов. Это стандартный тип экономической модели, которая широко используется в подобного рода исследованиях долгосрочного роста.

  • ППС и рыночные обменные курсы
    • Оценка ВВП на основе ППС позволяет более точно определить средний уровень жизни, а также объемы производства и капиталовложений, так как расчеты производятся с учетом разницы в уровне цен в странах на разных уровнях развития. В целом, уровень цен существенно ниже в развивающихся странах, поэтому по сравнению с использованием в анализе рыночных обменных курсов использование ВВП на основе ППС сокращает разрыв в уровне доходов с развитыми странами.

      Тем не менее, оценка ВВП на основе РОК позволяет более точно определить относительный масштаб экономики страны с экономической точки зрения, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В целях бизнес-планирования или оценки инвестиций в долгосрочной перспективе, необходимо учитывать возможное приближение реальных рыночных обменных курсов в развивающихся странах к показателям ППС в них. Это может произойти в результате либо относительно высокого уровня инфляции на внутренних рынках быстроразвивающихся стран, либо в результате укрепления номинального курса их валют, а также (вероятнее всего) в результате определенного сочетания этих факторов.

      В оценке ВВП на основе рыночных обменных курсов на 2050 год мы также используем методологию, аналогичную той, которая использовалась в первом отчете «Мир в 2050 году», в котором рыночные обменные курсы сближаются с показателями ППС, с применением других коэффициентов сближения в зависимости от типа экономики.

      В результате прогнозы показали значительный рост реальных рыночных обменных курсов в крупнейших быстроразвивающихся странах с рыночной экономикой ввиду высоких темпов роста производительности в них, в тоже время прогнозные данные по РОК все еще ниже уровней ППС на 2050 год для наименее развитых развивающихся стран.

      Мы предполагает, что в странах-участницах ОЭСР реальные обменные курсы постепенно и равномерно сблизятся с показателями ППС в период 2009-2050 гг. Такое предположение соответствует научным исследованиям, которые утверждают, что паритет покупательной способности может существовать и сохраняться в долгосрочной перспективе, по крайней мере, приблизительно, но может быть неустойчив в краткосрочной перспективе.

  • 3. Относительные масштабы экономик
    • По результатам наших прогнозов на основе базового сценария к 2050 году экономика стран E7 будет примерно на 64% больше, чем текущий масштаб экономик стран G7 в долларовом выражении по рыночным обменным курсам (РОК) или в два раза превысит ее в терминах ППС. Этот разрыв больше того, что был указан в первом отчете за 2006 год. Это связано с более заметным ростом стран E7 в сравнении со странами G7 в период финансового кризиса, что в некоторой степени вынудило нас пересмотреть данные наших долгосрочных прогнозов трендового роста в странах E7 в сравнении со странами G7.

      В противоположность этому в настоящее время экономика стран E7 составляет примерно 36% от размера экономики всех стран G7 по рыночному обменному курсу и примерно 72% - в пересчете на паритет покупательной способности (см. ниже рисунок 1).

      Рис 1. Относительные масштабы экономик стран G7 и E7

      Далее мы приступим к анализу ВВП по ППС, а затем к рассмотрению оценок ВВП по РОК. В заключительной части данного раздела мы более подробно сравним результаты прогнозов по ППС и РОК, а также обсудим, почему конкретные даты того, когда отдельные страны, входящие в E7, обгонят страны G7, наступают значительно позже, если сравниваются оценки ВВВ по РОК, а не по ППС.

  • Прогнозная оценка ВВП по ППС
    • На рисунке 2 видно следующее:

      • В последние годы началось быстрое сближение между странами E7 и G7, темп которого только ускорился из-за мирового финансового кризиса. В 2007 году совокупный ВВП по ППС стран G7 был по-прежнему примерно на 60% выше совокупного ВВП стран E7. По нашим оценкам, к 2010 году разрыв сократился, составив лишь около 35%.

      • Процесс догоняющего развития продолжится в течение следующего десятилетия: к 2020 году совокупный ВВП по ППС стран Е7 может превысить совокупный ВВП стран G7, при этом любые отклонения все же будут в пределах допустимой погрешности таких прогнозов.

      • Тем не менее, в течение следующего десятилетия - с 2020 по 2030 гг. - «процесс обгона» наверняка усилится: по прогнозам, к 2030 году совокупный ВВП стран E7 будет примерно на 44% выше совокупного ВВП стран G7 в терминах ППС. Разрыв будет увеличиваться и в дальнейшем, и к 2050 году ВВП стран Е7 станет почти в два раза больше ВВП стран G7 в терминах ППС.

      Китай и Индия являются основными движущими силами роста стран, входящих в Е7, хотя темпы роста Китая постепенно снизятся в результате значительного снижения темпов роста трудовых ресурсов в связи с проведением политики «одного ребенка». Темпы роста Индии сохранятся на довольно высоком уровне даже в течение последнего десятилетия наших прогнозов. Несмотря на снижение темпов роста Китая, уже в период до 2020 г. Китай может обогнать США как крупнейшую экономику мира по размеру ВВП в пересчете на ППС.

      В вышеприведенной таблице 1 представлены обобщённые результаты прогнозной оценки ВВП на 2050 год в терминах ППС. Наиболее заметные изменения по сравнению с 2009 г. наблюдаются в позициях Китая и Индии, которые заняли две верхние позиции в рейтинге, опередив США к 2050 году. Еще одно заметное изменение наблюдается в позиции Бразилии, которая обошла Японию по размерам ВВП в терминах ППС. Кроме того, Индонезия также может значительно усилить свою позицию в рейтинге и занять восьмое место к 2050 году.

      По прогнозу, к 2050 году Южная Африка и Австралия покинут двадцатку стран с высокими показателями ППС. Ожидается, что к 2050 году в эту двадцатку попадут Нигерия и Вьетнам, заняв 13 и 14 места соответственно, при условии, что они продолжат широко претворять в жизнь политики, способствующие экономическому росту. Нам еще предстоит увидеть, смогут ли эти страны реализовать свой экономический потенциал в долгосрочной перспективе.

      Как ожидалось, по прогнозу, к 2050 году Великобритания, как страна с относительно зрелой развитой экономикой, упадет в рейтинге ВВП, и она с трудом удержится в списке 10 стран, занявших верхние строчки рейтинга.

      По прогнозам, доля Великобритании в мировом ВВП, как и доля других крупных европейских экономик, в течение следующих 40 лет будет постепенно снижаться. На вышеприведенном рисунке 3 видно постепенное снижение доли Великобритании в мировом ВВП в терминах ППС в течение указанного периода. Аналогичная тенденция наблюдается в отношении доли Великобритании в мировом ВВП в терминах РОК, при этом разрыв между двумя линиями постепенно уменьшается (как и следовало ожидать, в результате постепенного сближения рыночных обменных курсов с показателями ППС). Прогнозные оценки ВВП в терминах РОК по всем странам будут более подробно рассмотрены в следующем разделе.

      Великобритания может добиться больших результатов, чем результаты наших прогнозов, если не упустит возможности, открывающиеся на быстроразвивающихся рынках. В настоящее время экономика Великобритании сильно зависит от экспортных продаж в США и страны ЕС, тогда как лишь незначительная доля ее экспортных продаж приходится на страны БРИК (в 2009 году лишь около 7%4, включая Гонконг как часть Китая, что примерно равно ее объему экспортных продаж в Ирландию в 2009 году). Если Великобритании удастся увеличить объем торговли и капиталовложений в страны Е7, экономика и население Великобритании выиграют от бурного роста развивающихся экономик, и Великобритания сможет добиться больших результатов, чем результаты наших прогнозов. Тем не менее, Великобритания не сможет развиваться так же бурно, как развивающиеся страны.

      В 2009 году соответствующий показатель экспортных продаж Германии в страны БРИК составлял примерно 10%, при этом экспорт промышленных товаров в Китай и Россию вырос довольно быстро за последние годы.

  • Прогнозная оценка ВВП по РОК
    • Рис. 4. Страны E7 могут обогнать G7 к 2032 г в терминах ВВП по РОК

      На вышеприведенном рисунке видно, что:

      • В 2009 году совокупный ВВП стран E7 по РОК все еще составлял лишь около 35% совокупного ВВП стран G7 в терминах РОК.

      • Процесс догоняющего развития, темпы которого только ускорились из-за финансового кризиса, наберет обороты в течение следующего десятилетия: к концу 2020 года, по нашим оценкам, совокупный ВВП стран E7 по РОК увеличится и составит примерно 70% от совокупного ВВП стран G7 в терминах РОК. Это примерно в два раза выше показателя за 2009 год.

      • В течение следующего десятилетия - с 2020 по 2030 гг. - процесс догоняющего развития будет наверняка завершен: по прогнозам, к 2030 году совокупный ВВП стран E7 по РОК будет составлять 97% от совокупного ВВП стран G7.

      • К концу 2032 года совокупный ВВП по РОК стран Е7 может уже немного превысить совокупный ВВП стран G7 в терминах РОК, при этом любые отклонения будут в пределах допустимой погрешности таких прогнозов.

      • К 2050 году, по нашим оценкам, совокупный ВВП по РОК стран Е7 будет примерно на 64% больше совокупного ВВП стран G7 по РОК. Предполагается, что рыночные обменные курсы сблизятся с показателями паритета покупательной способности в долгосрочной перспективе, поэтому разница в результатах двух разных прогнозов значительно уменьшается к 2050 году по сравнению с текущей ситуацией.

      По прогнозам, темпы опережения экономики США экономикой Китая заметно замедлятся после 2020 года из-за быстро стареющего населения (эта тенденция усиливается в результате претворения в жизнь политики «одного ребенка в семье» в течение последних 30 лет). Несмотря на то, что точная дата опережения является предметом значительной неопределенности, очень вероятно, что к 2040 году Китай станет крупнейшей экономикой по оценкам ВВП в терминах РОК, поставив точку в экономическом первенстве США, длящемся уже более столетия. Эта дата является предметом наших предположений о степени сближения рыночного обменного курса Китая с обменным курсом по ППС. Хотя эти предположения являются правдоподобными, все же они остаются предметом значительной неопределенности.

      В течение всего этого процесса Китай будет оставаться мощным центром экспорта, а с ростом реальных зарплат внутренний рынок Китая будет иметь все большее значение, как для китайских, так и иностранных компаний. Китайские экспортеры также будут неуклонно продвигаться в сторону верхних эшелонов рынка, все чаще составляя конкуренцию уже не в ценах, а в качестве.

      В вышеприведенной таблице 2 представлена сводная информация по прогнозным оценкам ВВП до 2050 года в терминах РОК. Наиболее значительные изменения наблюдаются в позиции Китая, который к 2050 году займет первую строчку рейтинга, опередив США, а также в позиции Индии, которая к этому моменту заняла третье место в рейтинге сразу после США. Еще одно заметное изменение наблюдается в рейтингах Бразилии и России, которые обошли Германию. По прогнозам, Мексика окажется в первой десятке рейтинга, заняв седьмое место, немного обогнав Германию, но данное предположение все же является предметом некоторой неопределенности. Индонезия также может значительно усилить свою позицию в рейтинге и занять десятое место, чуть опередив Францию, но данное предположение также является предметом значительной неопределенности. Как ожидается, по результатам данного прогноза, к 2050 году позиция Великобритании в рейтинге упадет, и она с трудом удержится в списке 10 стран, занявших верхние строчки рейтинга.

      Еще одним заметным изменением является то, что согласно результатам прогноза, основанного на модели PwC, к 2050 году Нигерия и Вьетнам могут оказаться в двадцатке крупнейших стран мира, заняв 14 и 18 места соответственно. Однако это зависит от того, продолжат ли они претворять в жизнь политики, способствующие экономическому росту, что непременно вызовет серьезные трудности, в особенности для Нигерии, которой чтобы реализовать свой экономический потенциал необходимо диверсифицировать свою экономику и решить в долгосрочной перспективе вопросы, связанные с текущей сверхзависимостью от нефти, а также проблемы построения институтов власти и управления. По прогнозу, Австралия, Италия, Канада и Испания сдадут позиции в рейтинге ВВП по мере того, как развивающиеся рынки продолжат расти намного быстрее в ближайшие несколько десятилетий. На основании нашего прогноза, Аргентина и Южная Африка не войдут в рейтинг двадцати крупнейших стран по ВВП, так как темпы их потенциального роста ниже темпов остальных развивающихся экономик.

  • Рост «индийского тигра»
    • По прогнозам, Индия добьется наиболее значительного увеличения доли в мировом ВВП в терминах РОК, и мы уделим этому вопросу отдельное внимание в нашем отчете. В 2009 г. доля Индии в мировом ВВП, определяемом на основе РОК, составляла лишь 2%. По результатам нашего анализа, к 2050 г. ее доля может вырасти примерно до 13%.

      На рисунке 6 ниже показано стремительное долгосрочное увеличение ВВП Индии в терминах РОК в сравнении с США. Потенциал Индии позволит ей стать самой быстрорастущей крупной экономикой в мире в период до 2050 г., и ее ВВП в конце этого периода может составить около 83% от ВВП США по рыночному обменному курсу или превысить его на 14% по паритету покупательной способности.

      В ближайшие десять лет трендовый рост Индии будет намного быстрее трендового роста Китая благодаря тому, что ее население существенно моложе, а численность трудоспособного населения увеличивается быстрее, чем в Китае. Кроме того, Индия имеет намного больший потенциал экономического роста, так как начала свое развитие с более низкого уровня экономического развития, чем Китай, и, соответственно, имеет больший потенциал для «разгона». Однако Индия сможет полностью реализовать этот огромный потенциал лишь в том случае, если будет претворять в жизнь политику, способствующую экономическому росту, которой она следовала последние двадцать лет. В перспективе сохранение сдержанной позиции в отношении налоговой политики, дальнейшая открытость внешней торговле и иностранным инвестициям, увеличение капиталовложений в транспортную инфраструктуру и ТЭК, а также улучшение стандартов образования, в особенности для женщин и сельских жителей, должны войти в число основных приоритетов Индии.

      Со временем изменятся и факторы роста. В течение ближайших десяти лет Индия, вероятнее всего, станет менее зависимой от привлечения внешних ресурсов и более зависимой от экспорта промышленных товаров, воспользовавшись наличием высококвалифицированного инженерного персонала и растущим уровнем образования населения в целом. Потребительские рынки в крупных индийских городах тоже будут становиться все более привлекательными для транснациональных корпораций, поскольку со временем там начнет быстро расти средний класс.

      В последующие 40 лет бурное развитие Индии позволит ей обгонять экономики стран, входящих в число стран G7 в настоящий момент, как показано в нижеприведенной таблице 4. В таблице ниже также приводятся другие ключевые даты, в которые баланс экономических сил может перейти от G7 в пользу стран E7. Как ожидается, даты перераспределения сил наступают намного позже в прогнозах, основанных на оценках ВВП в терминах РОК, по сравнению с прогнозами, основанными на оценках ВВП в терминах ППС. Об этой разнице иногда забывают в средствах массовой информации, когда освещают этот вопрос. Например, Китай может обогнать США как крупнейшую экономику мира по размеру ВВП в пересчете на паритет покупательной способности уже в 2018 г., но сможет стать крупнейшей экономикой мира по оценкам ВВП по рыночному обменному курсу лишь около 2032 г.

      Конечно, точность прогноза дат такого перераспределения сил будет зависеть от многих факторов неопределенности по мере удаленности прогноза во времени, но изменение позиций в рейтингах должно происходить примерно в такой последовательности, даже если точные даты таких изменений будут отличаться от дат, указанных в таблице 3. Прогнозы по обоим рейтингам похожи: в последующие 40 лет страны Е7 продолжат обгонять экономики стран G7.

      Если сравнивать изменения в позициях рейтингов по ППС и РОК, существует очевидное отставание в датах, когда страны Е7 опередят отдельные страны G7 в рейтинге по РОК. Например, по прогнозам, Индия обойдет Японию в 2011 году в рейтинге по ППС, но в рейтинге по РОК это произойдет только в 2028 году. Это связано с большой разницей между ВВП Индии в терминах ППС и ее ВВП в терминах РОК, которая будет постепенно сглаживаться в течение всего периода (и в некоторой степени будет присутствовать даже в 2050 году). Аналогично, Бразилия обойдет Великобританию примерно в 2023 году по размерам ВВП в терминах РОК, и лишь примерно через десять лет после того как она обойдет Великобританию по размерам ВВП в терминах ППС.

  • 4. Доминирование экономик стран «Большой тройки»
    • В результате того, что страны E7, очевидно, займут доминирующие позиции в мировой экономике, возрастет и объем экономик трех ведущих стран - Китая, США и Индии. По оценкам, он составит примерно 50% от мирового ВВП, оцениваемого по рыночным обменным курсам (по сравнению с 40% сегодня). Экономика стран ЕС в целом может по объему сравниться с экономиками стран «Большой тройки», но только при условии, что ЕС будет действовать согласовано как единое целое, что всегда будет оставаться непростой задачей для союза, объединяющего 27 стран-членов. К 2050 году экономики отдельных стран - членов ЕС неизбежно будут оставаться существенно меньшими по объему, чем экономика любой из стран «Большой тройки».

      В таблице 4 приведены данные о реальном и прогнозируемом размере экономик стран, включенных в исследование и оцениваемых по показателям реальных обменных курсов (РОК) и паритета покупательной способности (ППС) в сравнении с США в 2009 и 2050 гг. соответственно. Сегодня США являются, без сомнения, самой крупной экономикой мира по объему ВВП, измеряемому по ППС и РОК. В таблице также приведены оценки объема экономик других стран в сравнении с США. Как можно видеть из приведенных данных, оценка ВВП Китая, Индии и России существенно отличается в зависимости от выбранного показателя измерения - ППС или РОК. У Бразилии этот разрыв не такой значительный.

      Несмотря на снижение прогнозируемых темпов роста, ожидается, что к 2050 году экономика Китая превысит экономику США на 35%, если оценивать ВВП по реальным обменным курсам, и примерно на 57% по паритету покупательной способности. Как уже отмечалось выше, в период до 2050 г. экономика Индии потенциально будет расти самыми быстрыми темпами, что обеспечит ей возможность достичь уровня ВВП в размере примерно 83% от ВВП США по РОК и превысить показатель ВВП США по паритету покупательной способности.

      Во многих отношениях то, что к 2050 г. Китай и Индия, имеющие самую высокую численность населения, вновь займут лидирующие позиции, является возвратом к исторической норме5, существовавшей до Промышленной революции конца 18 и 19 века, приведшей к смещению экономической мощи из Азии в Западную Европу и США. Сейчас этот временное смещение происходит в обратном направлении.

      Исходя из прогнозов, сделанных на основе базового сценария, можно предположить, что:

      • К 2050 г. экономика Бразилии достигнет или превысит объемы экономики Японии как в оценке по реальным обменным курсам, так и по паритету покупательной способности, составляя при этом лишь 20-25% от экономики США.

      • Мексика также будет расти достаточно быстрыми темпами, и к 2050 г. объем ее экономики превысит экономику Германии и Великобритании по РОК и ППС.<0}

      • Экономика Индонезии будет быстро развиваться и почти достигнет размера экономики Великобритании и Франции в рыночных обменных курсах и перегонит эти страны по размеру ВВП по паритету покупательной способности.

      • Россия будет расти более медленными темпами из-за снижения доли трудоспособного населения, тем не менее, ее ВВП превысит ВВП Германии и Великобритании в рыночных обменных курсах и паритету покупательной способности.

      Конечно, как уже указывалось, существует множество факторов неопределенности, которые могут повлиять на точность данных, приведенных в таблице 4. Следует, однако, отметить, что описанные общие тенденции будут достаточно устойчивыми к возможным изменениям в конкретных странах.

      В данном разделе мы уделили внимание сравнительному размеру экономик разных стран. В следующем мы рассмотрим результаты сравнительного анализа прогнозируемых темпов роста.

  • 5. Прогнозируемые темпы экономического роста до 2050 г.
    • В таблице 5 приведены прогнозные оценки среднегодовых темпов роста реального ВВП в период 2009¬2050 гг. в долл. США (т.е. включая эффект от реального изменения обменных курсов к доллару), в национальной валюте и в терминах ППС. В ней также приводятся данные по различным компонентам темпов роста.

      Прежде всего, следует отметить, что Индия обладает самым высоким потенциалом роста среди крупнейших развивающихся экономик (E7). Несмотря на самые высокие прогнозируемые темпы роста ВВП Вьетнама по паритету покупательной способности его ВВП составит лишь 10% от ВВП США даже в 2050 году, и поэтому экономика Вьетнама не может быть отнесена к группе крупных экономик наряду с Китаем или Индией. Прогнозы высоких темпов роста в отношении Нигерии могут реализоваться при целом ряде условий, в частности, стране необходимо решить вопросы, связанные с текущей сверхзависимостью от нефти, а также различные проблемы построения институтов власти и управления, которые сдерживали ее экономический рост в прошлом.

      Ожидается, что экономика России будет расти самыми медленными темпами среди стран E7, в частности из-за резко сокращающегося трудоспособного населения. Из всех стран «Большой семерки» (G7), по прогнозам, самые высокие среднегодовые темпы роста будут демонстрировать США - 2,4%, и Великобритания - 2,3%. Ожидается, что Япония будет расти самыми медленными темпами - 1% в год. По прогнозам, для развитой экономики темпы экономического роста Австралии будут относительно высокими в силу наличия природных ресурсов и близости к китайскому рынку, среди прочего.

      На рисунке 7 прогнозируемые ежегодные темпы роста ВВП разбиты на три составляющих, определяющих положительную или отрицательную динамику.

      1. Рост ВВП из-за роста численности населения.

      2. Реальный рост ВВП на душу населения (в национальной валюте или исходя из ППС).

      3. Рост ВВП, выраженный в долларах, из-за влияния изменений рыночных обменных курсов.

      Главное, что следует отметить, это то, что ВВП Китая будет расти медленнее, чем ВВП Индии, прежде всего, из-за более медленных темпов прироста населения (политика «одного ребенка в семье») и быстро стареющего населения. Кроме того, средний уровень производительности труда и образования населения в Индии ниже сегодня, чем в Китае, что дает Индии больше простора для долгосрочного рывка при условии, что Индия продолжит реализовывать правильную политику в области создания институтов, поддерживающих экономический рост.

      Как и в случае Индии, относительно высокие потенциальные темпы роста Вьетнама и Нигерии обусловлены тем, что средние уровни производительности труда и образования населения этих стран ниже, чем в Китае и большинстве быстроразвивающихся стран. Помимо этого, у Нигерии ожидается самый высокий рост ВВП из-за прироста населения в ближайшие четыре года, что существенно увеличит долю ее трудоспособного населения, создающего ВВП. Следует отметить, что обе эти страны меньше по размеру, чем страны БРИК.

      До сегодняшнего дня рост экономики Китая определялся такими факторами, как высокие темпы роста сбережений и капитальных вложений. Но как показывает опыт Японии и других «азиатских тигров», рост, стимулируемый инвестициями, неизбежно наталкивается на снижение уровня доходности от инвестиций после того, как доходность достигает значений, существующих в странах ОЭСР. По мере старения населения Китая будут снижаться темпы роста сбережений, так как активы будут переводиться в денежные средства для выплаты пенсий стареющему населению. Однако, строя наши долгосрочные прогнозы, мы по-прежнему исходили из допущения, что темпы роста сбережений и инвестиций в Китае будут оставаться несколько выше, чем средний уровень в странах ОЭСР.

      К числу других развивающихся стран с относительно молодым, быстрорастущим населением относятся Индонезия, Турция, Бразилия и Мексика. Ключом к достижению этими странами прогнозируемых нашей моделью темпов роста является успешное создание и сохранение макроэкономических, юридических и политических условий, которые будут способствовать торговле, инвестициям, повышению образовательного уровня, а, значит, и экономическому росту. Нет никакой гарантии, что так и будет происходить в этих странах, но последние пять лет вектор развития в них был положительный, и это дает нам основания для оптимизма.

      В отдельной категории находятся Южная Корея и Россия, с относительно высокими темпами роста ВВП на душу населения (особенно в России), но снижающейся численностью населения, что сдерживает рост ВВП в целом. Исходя из прогнозов можно предположить, что ВВП в странах «Большой семерки» (G7) будет расти более медленными темпами, при этом различия темпов роста отражают допущения нашей модели, сделанные в отношении разницы в темпах роста населения. В этом смысле прогнозируется, что Австралия, Канада и США будут продолжать расти на 2,2 - 2,4% ежегодно, а в странах с сокращающимся населением, таких как Германия, Италия и Япония, рост ВВП составит в диапазоне 1,0 - 1,9% в национальной валюте или терминах ППС. Исходя из данных нашего моделирования, различия в темпах роста ВВП на душу населения в странах G7 являются несущественными и находятся в диапазоне 1,7 - 2,1% в год.

      Сравнение по уровням ВВП на душу населения

      Также интересно проанализировать уровень доходов на душу населения исходя из ВВП по паритету покупательной способности, как индикатора относительного уровня жизни в разных странах. Как видно из данных на рисунке 8 и в таблице 6, страны E7 будут по-прежнему отставать от стран G7 по данному показателю даже в 2050 г. Со временем они постепенно догонят страны G7, однако к 2050 г. средний уровень доходов на душу населения в Китае будет составлять чуть менее половины соответствующего показателя в США, а в Индии средний уровень доходов населения достигнет примерно четверти от уровня США.

  • 6. Выводы и возможные последствия для бизнеса
    • Первый важный вывод нашего исследования состоит в том, что не существует единого способа измерить размер экономик развивающихся стран, таких как Китай и Индия и сравнить их со странами G7. В зависимости от цели анализа наиболее обоснованным инструментом измерения может быть показатель ВВП, оцениваемый либо в терминах рыночных обменных курсов (РОК), либо по паритету покупательной способности (ППС). ВВП по паритету покупательной способности является в целом более удачным показателем для оценки среднего уровня жизни или объемов выпускаемой продукции и соответствующих затрат. При этом ВВП по текущим рыночным обменным курсам лучше отражает емкость рынков в краткосрочной перспективе для бизнеса. Однако для долгосрочных инвестиций важно учитывать вероятный рост в долгосрочной перспективе реальных рыночных обменных курсов в быстроразвивающихся экономиках в направлении их паритета покупательной способности, хотя результаты моделирования показывают, что для таких стран, как Китай и Индия, такая коррекция обменного курса может не завершиться даже к 2050 г.

      Второй вывод состоит в том, что по нашему базовому сценарию к 2050г. размер экономики стран E7 будет превышать примерно на 64% совокупный размер экономик нынешних стран «Большой семерки» в долларовом выражении по рыночным обменным курсам или примерно в два раза в пересчете на паритет покупательной способности. В противоположность этому в настоящее время экономика E7 составляет примерно 36% от совокупного ВВП стран «Большой семерки» по рыночному обменному курсу и примерно 72% - в пересчете на паритет покупательной способности.

      В-третьих, в относительных темпах роста экономики стран E7 возможны заметные сдвиги под действием демографических тенденций. В частности, ожидается, что в Китае и России будет наблюдаться значительное уменьшение численности трудоспособного населения в последующие 40 лет. Наоборот, в таких относительно более молодых странах, как Индия, Индонезия, Бразилия, Турция и Мексика, трудоспособное население будет в целом расти в этот период. Хотя к середине века и эти страны тоже испытают на себе последствия старения населения.

      В-четвертых, потенциал Индии позволит ей стать самой быстрорастущей крупной экономикой в мире в период до 2050 г., и ее ВВП в конце этого периода может составить около 83% от ВВП США по рыночному обменному курсу или превысить его на 14% по паритету покупательной способности. Несмотря на снижение темпов роста, ожидается, что к 2050 г. экономика Китая превысит экономику США на 35% по рыночному обменному курсу и примерно на 57% по паритету покупательной способности. Уже в 2018 г. Китай может обогнать США как крупнейшую экономику мира по размеру ВВП в пересчете на паритет покупательной способности и примерно в 2032 г. - по ВВП по рыночному обменному курсу.

      В-пятых, доля стран «Большой семерки» в общемировом ВВП будут неизбежно уменьшаться (хотя их средний доход на душу населения останется гораздо выше дохода на душу населения в развивающихся странах). Но развитие экономик стран E7 будет способствовать увеличению среднего уровня доходов в странах «Большой семерки» в абсолютном выражении благодаря возникновению новых крупных рыночных возможностей. Увеличение мирового рынка позволит компаниям стран «Большой семерки» (G7) специализироваться в первую очередь в тех отраслях, где они имеют сравнительные преимущества как внутри страны, так и за рубежом, а потребители продукции, производимой странами G7, будут продолжать пользоваться преимуществами низких цен на импортные товары из стран E7 и других быстроразвивающихся стран.

      В-шестых, торговлю между «Быстроразвивающейся семеркой» и «Большой семеркой» следует, таким образом, рассматривать как взаимовыгодный процесс, а не как конкурентную игру, в которой нет победителей. Это, безусловно, справедливо в отношении британских компаний, которые должны воспринимать это как возможность уменьшить свою зависимость от торгового оборота с США и странами ЕС и увеличить объем торговли с развивающимися странами. В то же самое время будет усиливаться конкуренция со стороны международных компаний из стран E7, поэтому те британские или европейские компании, которые будут продолжать опираться только на свои национальные рынки, могут столкнуться с тем, что их доля рынка будет постоянно уменьшаться под влиянием конкуренции со стороны развивающихся экономик.

      И наконец, вследствие быстрых темпов развития Китай и Индия, а также другие развивающиеся экономики будут оказывать все возрастающее давление на рынок природных ресурсов, таких как энергоносители и водные ресурсы, а также воздействовать на процессы, связанные с климатическими изменениями. Цены на сырьевые товары останутся высокими, что будет способствовать росту экономик стран-экспортеров - Бразилии, России, Индонезии, Ближнего Востока - и одновременно росту производственных затрат для импортеров природных ресурсов.

  • Об авторах
    • Авторами данного исследования являются Джон Хоксворт и Анмол Тивари, подразделение макроэкономики PwC в Лондоне.
  • Подразделение макроэкономики
    • Подразделение макроэкономики PwC предлагает широкий спектр консультационных услуг по вопросам, связанным с законодательством в области конкуренции и регулирования бизнеса, услуги по поддержке в ходе судебных разбирательств, подготовке тендерной документации и экономических обоснований, по вопросам государственной политики и оценке проектов, в финансово-экономической сфере и по вопросам экономики устойчивого развития и макроэкономики. Мы оказываем услуги компаниям всех отраслей. Одновременно с этим в составе нашей практики работают эксперты в топливно-энергетической отрасли, средствах массовой информации, высоких технологий и телекоммуникаций, транспорта, здравоохранения и государственного сектора.

      Настоящая публикация подготовлена исключительно для создания общего представления по обсуждаемым в ней вопросам и не является профессиональной консультацией. Не следует предпринимать каких-либо действий на основании информации, содержащейся в этом документе, без предварительного обращения к профессиональным консультантам.

      В отношении точности или полноты информации, содержащейся в настоящем издании, не дается никаких заверений или ручательств (явно выраженных или подразумеваемых), и в той степени, в какой это допустимо законодательством, PricewaterhouseCoopers LLP, ее участники, сотрудники и представители не берут на себя никакой ответственности и снимают с себя всякую ответственность за последствия ваших или чьих бы то ни было действий или бездействия исходя из достоверности содержащейся в настоящем издании информации и за любое основывающееся на ней решение.




Яндекс.Метрика