рубрикатор
Введение Авторский коллектив
хроника 2050

МСБ будет производить не менее 50% объема ВВП

Производительность труда будет увеличена до 126 тысяч долларов 100-процентный охват казахстанских детей от 3 до 6 лет дошкольным образованием

Казахстан будет полностью обеспечивать собственный рынок ГСМ в соответствии с новыми стандартами экологичности

Доля несырьевого экспорта в общем объеме экспорта должна увеличиться в два раза и в три раза к 2040 году

Начнется перевод нашего алфавита на латиницу

95% казахстанцев должны владеть казахским языком

На 15 % посевных площадей будут применяться водосберегающие технологии

Будет решена проблема обеспечения населения водой для орошения

Показатель объёма ВВП на душу населения достигнет 60 тысяч долларов

Доля городских жителей РК вырастет до 70 % от всего населения

ВСЕКАЗАХСТАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Осознание себя казахстанцами как части единого народа и гражданами общего государства – Республики Казахстан, доминирование гражданской идентичности среди других видов идентичностей среди населения, общность ценностей, целей и задач по принципу «одна страна – одна судьба».

Новым Посланием «Стратегия «Казах-стан-2050» подводится черта под большим процессом посткоммунистического транзита Казахстана, который проходил по трем направлениям: внедрение рыночных отношений, построение новых политических институтов, изменение общественного сознания.

Происходила ломка сознания, что на первом этапе было связано с реабилитацией общества от «культурной травмы». Автор, выявивший данный феномен, – П. Штомпка – выделил среди его симптомов кризис идентичности, появление синдрома недоверия, апатии населения. Фактор «культурной травмы» способствовал росту уровня протестности, гипертрофированной политической активности части населения, а также социальному разложению (рост алкоголизма, наркомании, преступности, разводимости, суицидов).

В результате культурной травмы произошел надлом целых пластов идентичностей, включая такие, как советский человек, коммунист, партия, КПСС, Ленин. Рухнули идеалы и ценности прошлой эпохи. Реакцией на это стало то, что люди перестали ориентироваться на длительную перспективу. Возник феномен «временщиков».

Слабость государственных институтов на начальных этапах становления независимости приводила к проявлению саморегулятивных сил общества, что вылилось в неформальные движения, развитие организованной преступности. У населения сформировалось устойчивое неприятие идеологий и партий. Началось время тотального самовыживания, своеобразный механизм социального отбора наиболее стойких социальных групп. Для тех нетитульных этносов, которые не принимали элементов нового национального государства, методом выживания стала эмиграция.

Теперь, спустя почти четверть века, основные процессы приобрели оформленные черты. Например, процесс экономического роста, деятельность партий, Парламента, НПО. На этом фоне «устоявшие» – это и есть новые граждане Казахстана, новая общность, как об этом четко было сказано на медиа-форуме в апреле 2013 г. Первым Президентом – Лидером нации.

Таким образом, сегодня мы уже имеем не осколок старого общества, не унаследованную социальную или партийную организацию. Поменялись практики, привычки, ценности, мысли, наконец, ориентиры. Произошло сближение между людьми, разрушение недоверия, сокращение дистанции. Этому служили сбалансированная внутренняя политика, межэтническое и межконфессиональное согласие, экономический рост, повышение жизненного уровня людей.

Государство стало привлекательным, поскольку теперь оно соответствует интересам граждан. И потому идентификация жителей республики поменялась кардинально. Если в начале независимости 86% казахстанцев были в растерянности и не могли себе представить жизнь вне старой системы, то теперь почти 84% твердо говорят, что гражданство Республики Казахстан для них выступает в качестве главного идентификационного критерия.