рубрикатор
Введение Авторский коллектив
хроника 2050

МСБ будет производить не менее 50% объема ВВП

Производительность труда будет увеличена до 126 тысяч долларов 100-процентный охват казахстанских детей от 3 до 6 лет дошкольным образованием

Казахстан будет полностью обеспечивать собственный рынок ГСМ в соответствии с новыми стандартами экологичности

Доля несырьевого экспорта в общем объеме экспорта должна увеличиться в два раза и в три раза к 2040 году

Начнется перевод нашего алфавита на латиницу

95% казахстанцев должны владеть казахским языком

На 15 % посевных площадей будут применяться водосберегающие технологии

Будет решена проблема обеспечения населения водой для орошения

Показатель объёма ВВП на душу населения достигнет 60 тысяч долларов

Доля городских жителей РК вырастет до 70 % от всего населения

ОБЩЕСТВО (ГОСУДАРСТВО) ВСЕОБЩЕГО БЛАГА

(Нем. Sozialstaat; англ. Welfare state) – политическая система, перераспределяющая материальные блага в соответствии с принципом социальной справедливости ради достижения каждым гражданином достойного уровня жизни, сглаживания социальных различий и помощи нуждающимся.

Стремление к обществу всеобщего благоденствия является одним из ключевых положений политических программ социал-демократов. Упоминания о социальном государстве содержатся в конституциях и других высших законодательных актах многих стран. Теория государства всеобщего блага предполагает, что социальные гарантии обеспечиваются путём государственного регулирования экономики (прежде всего, крупного бизнеса) и налоговой политикой. Считается, что именно реализация этих идей создала благосостояние современных европейских государств.

Тип государства, предоставляющего масштабную социальную помощь многим категориям населения (иначе – государство социального обеспечения) возник во второй половине ХХ века как реакция на угрозу распространения коммунистических идей среди рабочего класса зарубежных стран, особенно на волне расширения советского влияния после победы во Второй мировой войне.

Западные государства были вынуждены пойти на предоставление широких социальных гарантий, а то и прямых социальных пособий для практически всех уязвимых слоев населения, начиная от пенсионеров и заканчивая иммигрантами. Более того, вкупе с социальными пакетами уязвимым категориям населения были предоставлены жестко оговоренные профсоюзами и левыми политическими партиями политические и юридические права.

В послевоенный период целый ряд западных стран, в т. ч. Германия, Франция и Великобритания, использовали Welfare State в качестве своей социальной основы.

Основной концепт классического Welfare State – «защищаемые государством минимальные стандарты доходов, питания, здоровья, безопасности, образования и домовладения, обеспечиваемые каждому гражданину в качестве социального права».

Авангардом отряда Welfare State стали скандинавские страны, в частности, Швеция, где позиции Социал-демократической партии всегда были особенно сильны (социал-демократы находилась у власти порядка 40 лет).

Великобритания стала известна «Большой пятеркой» – моделью социальной политики, в которую входили: Здоровье, Образование, Домовладение, Трудоустройство и Социальные услуги. Ряд ученых-социологов называют такую модель «welfarecapitalism», т. е. капитализм социального обеспечения.

В 70–80 гг. в связи с мировыми кризисами наметились первые попытки отхода от прежней модели государственной политики. Крупный шаг в этом направлении был сделан в Великобритании в период нахождения на посту премьер-министра Маргарет Тэтчер.

Кризис модели «Государства дающего» в 70–80 гг. стал причиной появления неолиберальных экономических идеологий. Все это стало сигналом конца послевоенной кейнси-анской идеологии. Более того, социальное обеспечение перестало быть приоритетом выборной политики и государственного вмешательства. Вместо этого, новые концепции соцобеспечения подчеркивают роль частного сектора, усиления рынка труда, и упор на новые цели, направленные на достижение преимуществ.

Новая парадигма нашла свое отражение в поисках новых идей (в т. ч. в рамках «третьего пути»: «государство-гарант», «мотивирующее государство»). Эти идеи включают в себя концепции «социальной включенности» вместо «социального равенства». Лозунг «социальной включенности» был использован, например, Тони Блэром в бытность его премьер-министром Великобритании.

В данных подходах к социальному обеспечению и государственной политике в целом, язык всеобщих прав был заменен на язык обязанностей и равенства возможностей.

Концепции ориентированы на реконфигурацию целей и средств по достижению благосостояния человека, большую роль активной части населения, некоммерческого сектора и НПО.

Новые концепты имеют одну общую черту: все они отделяют социальные права, положенные по рождению, от социальной солидарности, в то время как ранее и то, и другое воспринимались как одно целое. Вместо гражданства предлагается иной социально скрепляющий концепт в виде членства в различных социальных группах и добровольных организациях, связанных с исполнением общественных обязанностей и объединяемых общими ценностями. Важным результатом этих изменений стало создание новой парадигмы, названной Гилбертом Enabling State (т. е. – государство мотивирующее).

В Казахстане также избегали развития иждивенческих настроений среди населения. На это указывает факт создания Национального фонда в начале 2000-х гг., когда начался интенсивный экономический рост и увеличились доходы от продажи ресурсов.