Международная интеграция

Тимур Шаймергенов: «Один пояс, один путь» – это новая геополитическая возможность для Казахстана

Эксклюзив
В этом году исполняется шесть лет инициативе «Один пояс, один путь». О том, какой экономический эффект и пользу приносит он для Казахстана, как прошел второй форум в Пекине и о мировых торговых войнах, рассказал председатель Комитета международной информации Министерства иностранных дел РК Тимур Шаймергенов в эксклюзивном интервью ИА Strategy2050.kz.
Нур-Султан03 Июня , 15:19

- Тимур Тулегенович, расскажите об итогах второго международного форума, посвященного китайской инициативе «Один пояс, один путь», который прошел в апреле 2019 года в КНР.  Какие основные документы были подписаны?

- Для Казахстана этот форум символичен. Первый Президент Нурсултан Назарбаев озвучил на этом форуме целый ряд очень важных инициатив, которые имеют скорее не экономический, а геополитический характер. Ведь мы видим, что сейчас происходит в мире – это торговые войны, санкции, процессы регионализации, протекционизма, закрытие рынков. Но наш Елбасы в своем выступлении отметил, что несмотря на все эти парадоксальные тенденции, инициатива живет, развивается, все больше стран присоединяется к этой инициативе. Это говорит о том, что страны все-таки заинтересованы в сотрудничестве и процветании, нежели к в политизированных торговых войнах. И наш Первый Президент предложил идею 3Д – трех диалогов сотрудничества на трех уровнях. Первый – это глобальный уровень, где должны прежде всего разрешить свои противоречия, в том числе и экономического характера, а это Россия, Китай, США, ЕС. На втором уровне должны наладить взаимодействие между собой такие крупные организации, как совет по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), который был основан благодаря инициативе Назарбаева и организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Это реальный диалог между Востоком и Западом. Третий уровень – это налаживания взаимодействия между крупнейшими организациями на Евразийском пространстве – ШОС, ЕАЭС, ЕС, АСЕАН. То есть все те организации, которые декларируют то, что они стремятся к миру, безопасности и процветанию. Логика нашего первого президента очень проста. Если все эти игроки декларируют одни и те же задачи, почему бы им просто не сесть за один стол и не объединить свои ресурсы. Все это созвучно с идеей концепции сообщества единой судьбы человечества Председателя КНР Си Цзиньпиня. То же самое предлагает Первый Президент Нурсултан Назарбаев, только уже в механизмах как это реализовать. Это была ключевая задача этого форума, то есть на фоне тех вызовов, которые имеются, есть вот такие возможности для взаимодействия.

На втором форуме было подписано 283 документа и 21 из них были подписаны казахстанской стороной.

- Какой экономический эффект от данной инициативы для Казахстана?

- Относительно цифр, цифры - они разные. Если вы говорите о меморандумах, то это одно, о реальных контрактах – это другое. Оценить экономический эффект в реальных цифрах не представляется возможным. Я могу лишь сказать, что через Казахстан проходит 70% всего торгового трафика с Запада на Восток и с Востока на Запад. То есть транспортный сектор благодаря этому стал зарабатывать свои деньги. Например, по данным за 2017 год, транспортный сектор заработал более 3 млрд долларов. Из них эффект «Один пояс, один путь» - это 1,8 млрд долларов: 1,2 млрд – это транспортно-логистические услуги для обслуживания этого сектора. За счет транспортного сектора развивается и промышленный сектор. Промышленность не может развиваться без ее экспорта. То есть те транспортные коридоры, о которых сегодня говорят и здесь также упоминается 55 промышленных проектов, которые сейчас реализуются между Казахстаном и Китаем, это было бы невозможно если бы не было выхода на экспортные рынки. Сегодня благодаря сотрудничеству с Китаем мы получили доступ к Тихому океану, это порт и Ляньюньган и Великобритания, Атлантический океан. Казахстан находится между крупными центрами развития от Тихого до Атлантического океана. Это совершенно новые возможности. Пока оценить экономический эффект невозможно. Мы говорим о том, что финансовые возможности есть, растет производство и эти 55 проектов – это такая свежая волна.

- Говоря о торговых войнах, которые сейчас происходят в мире, особенно конфронтация между Китаем и США, хотелось бы узнать, как это отразится на нашей стране?

- Об этом сложно сейчас сказать, тем более оценивать. Пока идет оценка между Китаем и США. Например, американцы уже провели такое исследование и в настоящее время негативным результатом от торговой войны является то, что каждый американец в год будет дополнительно выплачивать 850 долларов из своего бюджета на оплату тарифных пошлин. В масштабе всей страны можно посчитать на 320 млн человек сколько это будет. Китай пока только рассчитывает эти негативные последствия. Для Казахстана это можно просто косвенно посмотреть, что Китай является нашим крупным торговым партнером, США является крупным нашим инвестором и, соответственно, любое экономическое противоречие между ними положительно на нас вряд ли скажется. Другой вопрос, что есть «Один пояс, один путь», есть новые возможности для развития, и если мы говорим сегодня, ну почему Китай сегодня более уверенно смотрит на торговое противостояние с США? Потому, что есть выход не только на 320 млн потребителей американского рынка. Есть выход на все евразийское пространство, которое составляет более 5 млрд человек. То есть «Один пояс, один путь» объединил полностью все регионы и дал возможность китайским экспортерам работать на Ближнем Востоке, Европе, Азии, ЕАЭС. Это намного больше потенциально, чем американский рынок. Поэтому, потеряв американский рынок, они получают гораздо больше – вся синергия. И здесь Казахстан является ключевым звеном. Все эти торговые потоки идут через нас. Гипотетически мы получим свою прибыль. Как минимум от оплаты транзита.

- Что в целом значит для Казахстана проект «Один пояс, один путь»?

- «Один пояс, один путь» для Казахстана – это новая возможность. Мы получили выход на рынки мира. Раньше, вспомните, на Казахстан никто никогда не смотрел, как на игрока в торговле. Почему? Потому что, прежде всего, нет выхода к морю. Сегодня у нас есть прямые выходы на Тихий и  Атлантический океаны. Потому, что поезда идут из Китая в Великобританию, то есть уже прямые. И все это идет через Казахстан. То есть уже имеется современная логистика выхода на Атлантику – Европа и Западная часть мира, и, соответственно, Тихий океан – это огромные рынки. Все теперь зависит от казахстанских производителей, насколько они будут к этому способны. Наш Первый Президент сказал хорошую китайскую поговорку в Пекине: «Хочешь быть богатым – построй дорогу». Казахстан построил дороги и это открывает совершенно новые геополитические возможности. То есть через нас, во-первых, идут торговые потоки, мы получаем возможность торговать. На Ближний Восток выход у нас через Туркменистан, потом Иран, Ближний Восток. На европейский рынок через Россию через Каспий и Кавказ выход идет. С Китаем мы начали продавать в Юго-Восточную Азию свое зерно. Есть пример Вьетнама, например, в 2017 году мы продавали 50 тыс тонн зерна, то сегодня уже 720 тыс тонн. Это первые такие ласточки, которые сегодня идут. Лет 5 назад об этом просто говорить было невозможно. И это только начало.

- Спасибо за интервью!

Кайрат Жандыбаев




Яндекс.Метрика